Стадии развития зависимости от психостимуляторов

Мы очень часто пользуемся словом "зависимость", но каким же образом, несмотря на множество неприятных последствий от приема наркотика, человек становится полностью зависимым от химического вещества. Действительно, химическая зависимость очень редко формируется мгновенно. Казалось бы, у человека есть время для того, чтобы подумать и отказаться от наркотика. Давайте посмотрим, какие стадии проходят взаимоотношения человеческой души и наркотика.

Стадия 1. Предшественники.

В наши дни чаще всего к старшим классам средней школы подростки приходят уже курящими и периодически употребляющими алкоголь.

Мировая статистика еще в 60-е годы показала, что дети, имеющие опыт курения и употребления алкоголя, гораздо более склонны к употреблению наркотических веществ.

Курение и употребление алкоголя фактически и являются первым в жизни молодого человека опытом использования химических веществ для изменения состояния собственной души.

Никотин и алкоголь как бы проторяют в человеческой душе незаметную дорожку для наркотиков. Их употребление исподволь говорит молодому человеку: "Удовольствие и расслабление гораздо легче получать с помощью посторонних химических веществ, чем с помощью усилий собственной души".

Как показывают проводимые в нашей стране опросы, средний возраст начала курения и приема алкоголя, который 10 лет назад составлял 14— 15 лет, в наши дни сместился к 10—11-му году человеческой жизни (!).
Такое раннее начало знакомства с психоактивными веществами означает, что молодой человек входит в подростковый кризис самоосознания уже будучи уверенным, что собственные психологические трудности можно преодолевать не самому, а с помощью посторонней химии.

Родители и внешняя среда уже разрешили ему это.

Стадия 2. Экспериментирование.

Чаще всего уже в старших классах школы в школьных туалетах подросткам сверстники-наркоманы или взрослые поставщики наркотика начинают настойчиво предлагать попробовать то или иное химическое вещество.
Очень часто такие предложения следуют после приема алкоголя (как правило, после выпитой банки пива). Чаще всего ребятам предлагают косячок с марихуаной или разноцветные таблетки экстази или амфетаминов.
Шприц с первитином, как мероприятие "более серьезное", первый раз чаще всего поставщики пытаются подсунуть подросткам во время летних каникул, как правило тоже предлагая "усилить кайф" после небольшой дозы алкоголя. Если молодой человек согласился попробовать, то после первого приема никакой зависимости у подавляющего большинства ребят не возникает. Однако состояние подростка после приема! наркотика скорее приятное, чем неприятное. Поэтому в голове откладывается первая мысль, ведущая к зависимости: "Было приятно... когда будет нечего делать, можно попробовать еще разочек".

Стадия 3. Толерантность.

После разрешения себе повторного приема психостимулятора включается механизм, который мы уже неоднократно описывали. Выясняется, что повторить удовольствие от первого приема невозможно.
Молодой человек в поисках "кайфа" начинает принимать все большую и большую дозу наркотика. Прием наркотика во время каникул заменяется приемом наркотика по выходным дням. Молодые люди исчезают из дома на все выходные, а утром в понедельник они не в состоянии проснуться, чтобы пойти в школу или в институт.

Организм начинает привыкать к постоянному действию стимулятора. Интерес к наркотику незаметно вытесняет интерес к учебе, спорту, компьютеру и любые другие увлечения молодого человека.
Не признаваясь себе в этом, он начинает откладывать все свои дела на завтра, разрешая себе "еще один денечек покайфовать". "В виде исключения" он начинает употреблять наркотик и в будние дни.
Химическая зависимость может еще и не сформироваться, но организм уже привык к постоянному воздействию наркотика. Врачи говорят, что он стал толерантен к нему.

Стадия 4. Пристрастие.

Незаметно для подростка поиск "кайфа" становится главной целью его жизни. Обманывая сам себя, он перестает заниматься чем бы то ни было, кроме поиска и приема наркотиков. Ложь становится главным принципом жизни молодого человека. Шантаж родителей, перепродажа наркотиков и мелкое воровство, то есть способы добыть деньги на очередную дозу, становятся чуть ли не единственными формами его поведения.

У молодого человека падает уровень жизненной энергии. Он перестает интересоваться собственной внешностью, практически не моется.
Занижается уровень самооценки. Самолюбие становится болезненным. Самая частая фраза, которую слышат родители: "Да, я — дерьмо, не хотите — не любите меня". Юноша начинает конфликтовать со всеми вокруг, практически перестает учиться и появляться в школе.

Возникающие в жизни молодого человека бесконечные проблемы он упорно не связывает с приемом наркотика. С наркотиком ассоциируется только получаемое удовольствие.

Стадия 5. Зависимость.

Подросток начинает понимать, что возникающие проблемы связаны с принимаемым им психостимулятором. Но контролировать частоту приема и дозу наркотика он уже не может. У молодого человека возникает чувство вины перед всеми и комплекс самообвинения. Он предпринимает попытки самостоятельно бросить наркотики, но уже не в состоянии это сделать из-за тягостной депрессии, возникающей во время отмены.

Для того чтобы заглушить чувство собственной вины и ощущение неспособности прекратить прием психостимулятора, он принимает все большие и большие дозы наркотиков. Всякие попытки со стороны родителей и друзей добиться откровенности или помочь остаются безуспешными.

Молодой человек все чаще переносит один или несколько стимуляторных психозов. Контролировать себя становится практически невозможно.

Он остается в одиночестве. Ему кажется, что вокруг него образовался вакуум, ему некому довериться, кроме таких же наркоманов, как он сам. Появляется ненависть к себе, она доходит до такой степени, что молодые люди все чаще и чаще задумываются о самоубийстве.

Они боятся врачей и не знают, как получить помощь. Но если не получают ее, то умирают.

Лечение и профилактика

При эфедроновом, первитиновом или фенаминовом опьянении лечебная тактика отличается в случаях, где есть основания диагностировать сформировавшуюся наркоманию и где необходимо проводить дифференциальный диагноз между ней и злоупотреблением без зависимости (например, когда подросток утверждает, что ввел себе эфедрон впервые или изредка вводил его несколько раз). Если подросток отвергает наличие влечения, то можно ему предложить в течение суток остаться без всякого лечения и наблюдать за длительностью постинтоксикационной дисфории. Дисфорическое состояние, затягивающееся до суток и дольше с момента последнего введения стимулятора, указывает на то, что оно является не постинтоксикационным состоянием ("выходом"), а проявлением абстиненции.

При выраженной первой фазе эфедронового или фенаминового опьянения с картиной атипичного гипоманиакального или смешанного состояния лучше ограничиться внутримышечной инъекцией 2-4 мл 0,5% реланиума (сибазона, диазепама, седуксена) и обычными дезинтоксикационными средствами (парентеральное введение изотонического раствора натрия хлорида, глюкозы и др.). В отношении нейролептиков следует соблюдать осторожность. Галоперидол способен провоцировать выраженную акатизию [Лукачер Г.Я. и др., 1987], аминазин и тизерцин – коллапсы. При выраженной экстрасистолии (несколько экстрасистол в 1 мин) можно прибегнуть к новокаинамиду (5 мл 10% раствора внутримышечно).

При тяжело протекающем постинтоксикационном периоде с выраженной дисфорией показаны инъекции реланиума, а для борьбы с мучительной бессонницей ("хочется спать и не уснуть") – эуноктин (радедорм), феназепам. Барбитуровые снотворные необходимо избегать в связи с опасностью полинаркомании на возможность которой неоднократно указывалось в американских исследованиях.

При эфедроновой, первитиновой и амфетаминовой абстиненции требуется интенсивное лечение, сочетающее транквилизаторы, небарбитуровые снотворные, антидепрессанты с противотревожным действием, а также дезинтоксикационные средства. Нейролептики, так же как при эфедроновом и фенаминовом опьянении, остаются менее показанными из-за выраженных побочных действий в период абстиненции. Аминазин и даже тизерцин (левомепромазин) способны вызывать коллаптоидные состояния, а галоперидол и сходные с ним препараты – выраженный паркинсоноподобный синдром. При тяжелой дисфории из фенотиазиновых препаратов может быть использован неулептил (перициазин) в каплях (4% раствор, в 1 капле содержится 1 мг), начиная с 10 мг 3 раза в день (дозу можно увеличить до 20-30 мг на прием). Слабее действует сонапакс (меллерил, тиоридазин) в дозе по 25-50 мг 3 раза в день (75-150 мг в сутки).

Если преобладает тревога, то более показан хлорпротиксен по 50 мг 2-3 раза в день или реланиум (сибазон, седуксен) по 10 мг 3 раза в день. При слабом эффекте от этих средств или появлении суицидальных высказываний можно дополнительно назначить амитриптилин (по 25-50 мг утром и днем) или пиразидол (в тех же дозах).

Выраженные вегетативные нарушения, сосудистую дистонию хорошо устраняет грандаксин (тофизопам) по 50-100 мг 3 раза в день.

Для борьбы с мучительной бессонницей лучше использовать эуноктин (радедорм) по 10 мг. При пробуждении среди ночи (эуноктин действует 2-3 ч) прием можно повторить. Снотворный эффект эуноктина усиливают и продлевают феназепамом (1-1,5 мг), реланиумом, сонапаксом. Если не удается вызвать сон с помощью эуноктина, можно испробовать терален (алимемазин) в дозе 5 мг. Когда острые явления абстиненции минуют, в качестве психофармакологического корректора остаточных явлений показаны феназепам (по 1 мг утром и днем и 1,5 мг на ночь), эглонил (по 0,1 г 3 раза в день), а также ноотропы – пирацетам (ноотропил) по 0,4-0,8 г 3 раза в день.

Дезинтоксикационная терапия должна быть достаточно интенсивной в первые дни. Рекомендуются капельные внутривенные вливания гемодеза (по 400 мл в сутки в течение 2-6 дней после прекращения интоксикации) со скоростью 60-80кап/мин. Перед началом первого капельного вливания необходима биологическая проба: после 1-2-минутного вливания надо сделать перерыв на 15-20 мин, чтобы выявить индивидуальную непереносимость. Используются также капельные вливания внутривенно 15% глюкозы – по 500 мг в сутки; к ней можно добавлять 8-20 ЕД инсулина.
При эфедроновом или амфетаминовом параноиде в первые 2-3 дня, независимо от того, возник ли параноид на фоне интоксикации, в постинтоксикационном состоянии или в период абстиненции, лучше поначалу избегать антипсихотические нейролептики. Можно ограничиться реланиумом (по 2-4 мл 0,5% раствора внутримышечно), утром и днем назначить хлорпротиксен по 50 мг, на ночь – 25 мг тнзерцина (левомепромазина) перорально.

Если же параноид затягивается более 3-4 дней, то показано лечение галоперидолом, начиная с 1-2 мл 0,5% раствора 2-3 раза в день внутримышечно, затем при улучшении состояния переходя на таблетки по 5 мг 2-3 раза в день. Лишь при резко выраженных паркинсоноподобных явлениях приходится прибегать к аминазину. Лепонекс (клозапин) менее показан, так как на фоне абстиненции склонен провоцировать ночные делирии.

При амфетаминовой спутанности также предпочтительно приступить к внутримышечным инъекциям реланиума, сочетая их с интенсивной дезинтоксикацией (см. гл. 6). Подобное состояние обычно сопровождается отеком мозга (точнее – интрацеллюлярным набуханием нервных клеток). Поэтому показаны также дегидратационные средства – вливания внутривенно растворов маннита и мочевины, а также эуфиллина (1 мл 24% раствора на 20 мл изотонического раствора или 40% раствора глюкозы, вводить медленно в течение 5 мин).

По миновании явлений абстиненции лечение сводится к применению ноотропила (пирацетама), не вызывающих пристрастия транквилизаторов (например, феназепама), общеукрепляющих и тонизирующих средств. В отношении последних следует учесть, что описано развитие физической и психической зависимости при длительном употреблении настойки женьшеня [Vaile Ch., 1892, – цит. по Л.И. Спиваку и др., 1988]. Полезно также введение витаминов.

В надежде подавить психическую зависимость, отличающуюся значительной силой и продолжительностью, используется сонапакс (по 10-25 мг утром и днем и по 25-50 мг на ночь). Психотерапия при эфедроновой, первитиновой и амфетаминовой наркомании строится так же, как при опийной наркомании (см. гл. 15).

При отравлении кофеином используют транквилизаторы и небарбитуровые снотворные. При сильных болях в эпигастральной области показан атропин (0,5-1 мл 0,1% раствора подкожно). При хроническом злоупотреблении кофеином в связи с возможностью пептических язв желудка промывание его должно проводиться с большой осторожностью.

Профилактика амфетаминовой наркомании, прежде всего, строится на строгих мерах контроля над использованием фенамина в лечебных целях. Показания к его применению строго ограничены, а потому производство и отпуск из аптек очень невелики (в отличие от обезболивающих препаратов опия). Именно со строгими ограничениями использования и жестким контролем можно связать практически полное отсутствие фенаминовой наркомании у подростков в нашей стране.

В США в прошлые годы амфетамин и сходные с ним препараты довольно широко применялись как средство борьбы с усталостью при разного рода астенических состояниях, а также для подавления аппетита с целью похудания. В итоге фармацевтическими фирмами выпускалось в год до 12 млрд. пилюль с амфетамином, т. е. более 50 пилюль на душу населения [Grinspoon L., Hedblom P., 1975]. В Англии только в 1968 г, когда амфетаминовая наркомания уже распространилась среди подростков, были изъяты ампулированные препараты метиламфетамина и метилфенидата [Connell P., 1968].

Строгий контроль за эфедроном осуществить гораздо труднее. Даже если взять под неусыпный учет использование ампул и таблеток эфедрина при лечении приступов бронхиальной астмы, аллергических реакций, глазных капель, а также разных мазей и капель от насморка, также его содержащих, остается дикорастущая эфедра. В Средней Азии подростки уже пользуются эфедроном, приготовленным кустарным способом из этого растения [Абшаихова У.А. 1989]. Заросли двух видов эфедры – горной, или хвощовой (Ephedra equisetina), и пустынной (Е. intermedia) – достаточно распространены. В Поволжье и в Западной Сибири растет другой вид эфедры – кузьмичева трава (Е. distachya), значительно менее богатой эфедрином, чем среднеазиатские виды. Уничтожение этих дикорастущих растений весьма затруднительно.

Профилактические меры в области санитарного просвещения не отличаются по своим методам от таковых при других видах наркоманий.

Кофеиновая зависимость

Кофеин – самое распространенное в мире стимулирующее средство. В среднем в США ежедневно человек потребляет около 200 мг кофеина, что эквивалентно 2 чашкам крепкого кофе.

Механизм действия кофеина связан с блокадой аденозиновых рецепторов и ингибированием фосфодиэстеразы (увеличение цАМФ). Возбуждает дыхательный и сосудодвигательный центр.

При злоупотреблении используются большие количества крепкого кофе (иногда ложками едят кофейную гущу, приготовленную как кисель) или очень крепкий отвар чая (чифир). В семенах кофе и листьях чая содержится до 2% кофеина и его алкалоидов. Считается, что в чашке крепкого кофе – 0,1 г кофеина. Симптомы интоксикации появляются при приеме от 0,25 г и выше, но при злоупотреблении принимают до 1 г. Например, в пачке чая в 50 г, из которой готовится чифир, содержится около 1 г алкалоидов кофеина [Банщиков В. М. и др., 1971].

Картина отравления также отчасти напоминает гипоманиакальное состояние. Однако усиление двигательной активности менее выражено. Преобладают ускорение мышления, торопливая речь, отвлекаемость, беспокойство. Субъективно испытывают активацию умственных способностей, улучшение памяти, обострение внимания, "творческое вдохновение". Настроение несколько приподнято, но без выраженной эйфории. Устраняются усталость, сонливость, вялость, ощущаются бодрость и прилив сил. Среди вегетативных симптомов характерны тахикардия, иногда с экстрасистолией. Может быть небольшое повышение артериального давления. Резко усиливается желудочная секреция, могут быть боли в эпигастральной области, чувство голода или рвота. Возрастает диурез. При больших дозах могут возникнуть мышечные подергивания.

Течение интоксикации иногда приобретает волнообразный характер. Периоды подъема продолжительностью 1-2 ч сменяются такими же по длительности периодами спада, когда подростки чувствуют себя обессиленными, но уснуть не могут, затем опять наступает подъем, опять спад и т. д. Длительность явлений интоксикации – от 2-3 до 6-8 ч.

Длительное злоупотребление кофеином ("кофейный кисель") и очень крепким отваром чая ("чифир") для подростковой популяции нехарактерно. Начавшие употреблять эти вещества либо вскоре прекращают их прием, либо обращаются к другим дурманящим средствам, более сильно действующим.

Амфетаминовая зависимость

Амфетамин (фенамин) по химическому строению близок к адреналину, но его действие существенно отличается. Он является непрямым моноаминовым антагонистом, оказывает как центральное, так и периферическое действие, вызывая высвобождение из пресинаптических окончаний норадреналина, серотонина и дофамина. Амфетамин блокирует обратный захват медиатора, а также является ингибитором МАО. Действие связано с накоплением катехоламинов в синаптической щели. Длительное применение – истощает запас катехоламинов. Чтобы синтезировать необходимое их количество – необходимо несколько дней. В течение этого времени наркоманы испытывают депрессивные симптомы.

При злоупотреблении амфетамином употребляют его в дозах, во много раз превышающих терапевтические, или вводят его или сходные с ним препараты внутривенно. Были указания на то, что терапевтические дозы фенамина приблизительно у 10% людей оказывали парадоксальный эффект в виде сонливости, вялости, снижения работоспособности. Подобных реакций у подростков при злоупотреблении большими дозами не описано.

Чаще всего принимают препараты этой группы следующие категории лиц: подростки – для экспериментов, студенты – для повышения успеваемости, спортсмены – для преодоления усталости, лица, принимающие фенамин для похудания, водители-дальнобойщики – для повышения внимания.

Первая фаза при внутривенном введении ("приход"), существенно не отличается от таковой, описанной при эфедроновом опьянении.

Вторая фаза при внутривенном вливании или само опьянение при пероральном применении напоминают атипичное гипоманиакальное или даже смешанное состояние, особенно часто встречающееся при шизоаффективных психозах у подростков. Субъективно ощущаются необычный подъем, взвинченность, особая бодрость, уверенность в своих силах и способностях. Именно это состояние душевного подъема и взбудораженности дало основание для ряда наименований амфетамина на английском подростковом сленге. Амфетамин называют booster pill, lift-pill – пилюлей для подъема, driver – водителем автомашины, forward – нападающим в спортивной команде, speeder – скоростником, leaper – прыгуном, sparkle plenty – искровым разрядником, bombita – легким бомбардировщиком.

Исчезает чувство усталости. Подавляется страх перед реальной опасностью, это делает его способным на отчаяние и рискованные поступки. Иногда появляется ощущение "интеллектуального прояснения", особой глубины своих собственных мыслей, способности проникать в суть вещей.

Поведение отличается постоянным стремлением к деятельности и движению ("куда-то тянет"), невозможностью усидеть на одном месте. Наблюдается многоречивость, а речь становится эмоционально насыщенной, особенно с гневно-раздраженными интонациями. Мимика утрирована, но соответствует содержанию высказываний. Отмечается склонность к размашистым жестам. Резко возрастает агрессивность – не только легко спровоцированная, но и инициативная. Лица, находящиеся в состоянии амфетаминового опьянения затевают драки по малейшему поводу. Настоящего безмятежного веселья не испытывают. Наоборот, легко возникает подозрительность к окружающему, настороженность. Пристально следят за другими, как бы ожидая злого умысла. Проявляют ко всему чрезмерное любопытство, задают массу ненужных вопросов, особый смысл которых понятен только для них; настойчиво требуют ответа. Изредка у них бывают слуховые галлюцинации – от элементарных (звонки, гудки) до окликов по имени. Описаны также тактильные галлюцинации – чувствуют, что по их телу ползают насекомые, ловят и бьют их.

Амфетамин резко подавляет аппетит и потребность во сне. После больших доз сутки-двое могут не спать и не есть.

При неврологическом осмотре обращают внимание на широкие зрачки с ослабленной реакцией на свет и конвергенцию (из-за чего подростки сами отмечают ухудшение зрения "трудно читать", "все, как в тумане"). Иногда заметны мышечный тремор, стереотипные движения губ и языка. Соматические нарушения проявляются жалобами на сердцебиения, тахикардией, часто с экстрасистолией, повышением артериального давления, бледностью лица, сухостью во рту. Могут быть познабливание, тошнота и рвота, головная боль. В качестве осложнений при передозировке отмечены боли в груди, напоминающие стенокардию, обмороки, тяжелые сердечные аритмии, и даже описаны случаи смерти от остановки сердечной деятельности [DSM-III-R, 1987].

Постинтоксикационное состояние (последействие амфетаминового опьянения, "амфетаминовое похмелье") встречается очень часто после приема больших доз. Главным его проявлением служит дисфория, а у тех, кто неоднократно подвергался амфетаминовой интоксикации, также вспышка неодолимого желания повторного приема или вливания амфетаминового препарата. Постинтоксикационное состояние часто наступает внезапно, как перелом ("crash"): подъем сменяется мрачно-угнетенным настроением, раздражительностью, озлоблением, чувством невыносимой усталости и изнеможения, иногда тревогой, "внутренним беспокойством", из-за которого, несмотря на усталость, без снотворного не могут уснуть.

Длительность последействия – от нескольких часов до суток. По сути дела, последействие соответствует картине абстиненции при амфетаминовой наркомании, и последнюю отличают от него только по тому, что абстиненция длится более суток [DSM-III-R, 1987]. Чтобы устранить или ослабить постинтоксикационное последействие, заранее принимают барбитураты или транквилизаторы. В США одно время широко выпускались лекарственные препараты, сочетающие амфетамин и снотворные.

Дифференциальный диагноз приходится проводить с началом гипоманиакальной фазы по типу гневной или параноидной мании, что нередко встречается у подростков при шизоаффективном и маниакально-депрессивном психозе, а также с интоксикациями другими стимуляторами. Эндогенная гипоманиакальная фаза длится, как правило, более суток, хотя, по данным Н. Stutte (1960), она может быть всего несколько часов. Аппетит в этих случаях не угнетается, а, наоборот, встречается даже необычная прожорливость. Отвлекаемость распространяется и на агрессивность – легко меняется объект агрессии.

Эфедроновое и первентиновое опьянение отличается меньшей агрессивностью, отсутствуют непрестанная настороженность и подозрительность, нет склонности к развитию идей отношения и преследования.
Диагноз подтверждается, если биохимический анализ обнаруживает амфетамин в крови или его дериваты в моче.

При злоупотреблении без зависимости дело ограничивается эпизодическим приемом амфетамина или одним-двумя внутривенными вливаниями. При повторении последних быстро возникает психическая зависимость. Первым ее проявлением бывает неодолимое желание повторить вливание амфетаминового препарата или снова его принять в постинтоксикационном периоде (во время так называемой второй фазы действия). Этим стремятся избежать возникающие угнетенное настроение, "внутреннее беспокойство", соматический дискомфорт. Косвенным признаком появления зависимости может служить также стремление принять снотворные или транквилизаторы в период последействия, а тем более заранее, чтобы его избежать. Иногда эти препараты даже принимают одновременно с амфетамином или его вводят внутривенно, а транквилизаторы принимают перорально.
Амфетаминовые наркомании у подростков в большинстве случаев характеризуются периодичностью злоупотребления, напоминающей запои при хроническом алкоголизме. "Эксцессы по уикендам" у английских школьников описал P. Connell (1968). В пятницу вечером они исчезали из дома и возвращались в понедельник в состоянии дисфории – раздраженными, агрессивными к родным, особенно к матери. Дисфория продолжалась 1-2 дня. В течение недели амфетамин не принимали и продолжали учебу, в конце недели все повторялось.

Более тяжелую форму представляют собой так называемые "шведские циклы" [Boyd Ph., 1971], или bindging [DSM-III-R, 1987], что дословно переводится как "кутеж". Подростки в течение 2-3 сут многократно вводили метиламфетамин или метилфенидат (центедрин) внутривенно или принимали его повторно в больших дозах, доводя суточный прием до нескольких сот миллиграммов, т. е. уже в несколько десятков раз превышая высшую терапевтическую дозу. Внутривенные вливания повторялись каждые 2-4 ч. В такие дни подростки не спят, не едят, все время находятся "на взводе" в состоянии, напоминающем гневную манию при аффективных психозах у подростков [Личко А.Е., 1985]. Обычно подобный "бинджинг" сочетается с делинквентным поведением и даже с криминалами агрессивного характера. Нередко участвуют в кровавых драках между подростковыми бандами, сами являются инициаторами подобных столкновений, однако способны проявлять агрессию, даже жестокую, в отношении случайных встречных. Через 2-3 сут доходят до полного изнеможения, появляются обмороки, сильное сердцебиение с перебоями, мучаются от бессонницы, все становится, как в тумане. Тогда принимают большую дозу снотворного, 2-3 сут отсыпаются и отъедаются, а затем снова начинается очередной "бинджинг". При подобном злоупотреблении у многих довольно быстро развиваются параноидные психозы. Постоянное злоупотребление амфетамином сводится обычно к пероральному приему: иногда утром – перед учебой, иногда вечером – перед развлечениями. На ночь нередко принимают снотворное или транквилизатор. При подобном злоупотреблении толерантность возрастает медленно – на протяжении месяцев и даже лет. Постепенно худеют. Обнаруживается склонность к гноеродным инфекциям – все время где-то что-то нагнаивается, страдают фурункулезом. У мужчин заметно падает сексуальная потенция и снижается половое влечение. Со временем нарастает ангедония – ничто в жизни не способно доставить удовольствие, вызвать интерес. Подростки становятся бездеятельными, замыкаются, постоянно держится угрюмо-раздраженное настроение.

Внезапный перерыв в употреблении амфетамина приводит к развитию абстинентного синдрома. Абстинентный синдром при амфетаминовой наркомании, по сути дела, представляет затянувшуюся на несколько дней (до 2-3 нед) картину постинтоксикационного состояния. Развивается дисфория с мрачным настроением, озлобленностью, раздражительностью, "внутренним беспокойством", потребностью на чем-то "сорвать зло". К этому присоединяются ощущение полного изнеможения и мучительная бессонница. Возникает неодолимое желание вновь принять амфетамин.

Амфетаминовая спутанность может быть не только на высоте интоксикации, но и возникнуть в результате внезапного перерыва длительного каждодневного приема амфетамина в больших дозах. Она может развиться через 3-5 дней после перерыва в злоупотреблении и продолжаться до 10 сут [Спивак Л.И. и др., 1988].

Хронические амфетаминовые психозы проявляются стойким галлюцинаторно-параноидным синдромом. На фоне постоянной дисфории или страха развивается не только бред преследования и отношения, но также истинные слуховые галлюцинации, а нередко и бред физического воздействия (от гипноза и телепатии до ядерного облучения и лазерных лучей). Могут быть также отдельные признаки синдрома Кандинского-Клерамбо.

Психозы длятся от 2-3 нед до многих месяцев. Их сходство с параноидной шизофренией побудило к предположению, что амфетамин вызывает "экспериментальную модель шизофрении" [Wainec S. et аl., 1981,- цит. по Л.И. Спиваку и др., 1988]. Действительно ли подобные психозы могут служить экспериментальной моделью или амфетамин является провокатором для "патоса шизофрении" [Снежневский А.В., 1972], т. е. развитие их возможно при соответствующей предрасположенности, остается неясным.

Первитиновая зависимость

Картина опьянения напоминает эфедроновое [Битенский В.С., 1987]. При первых употреблениях через 10-15 мин возникает своеобразная эйфория – "прозрение"; все окружающее приобретает необыкновенную ясность и красочность, появляется чувство приятного телесного комфорта.

Через полчаса-час наступает гипоманиакальное состояние, сходное с эфедроновым опьянением. Подъем настроения сочетается с выраженным повышением активности, уверенностью в себе, своих силах и возможностях. Появляется ощущение, что в голову приходят особо важные и проникновенные мысли, а собственные решения кажутся весьма удачными и умными. Все, что ранее представлялось запутанным и непонятным, приобретает ясность.

Несомненным действием "ширки" является резкое усиление полового влечения, а у подростков мужского пола также сексуальной потенции. Снимаются все сдерживающие "социальные тормоза". Поведение подростков обоего пола отличает обнаженная сексуальность. Юноши оказываются способными на десятки половых сношений подряд, каждый раз достигая оргазма.
Продолжительность опьянения – до 6-8 ч. Постинтоксикационное состояние ("выход") проявляется дисфорией с раздражительностью, озлобленностью, мрачной тоской, подозрительностью. Однако на фоне дисфории постепенно все более проявляются астения, вялость, адинамия, апатия.

После первых же злоупотреблений в постинтоксикационном состоянии возникает неодолимое влечение к повторному введению препарата, поэтому зависимость развивается быстро.
По мере продолжения злоупотребления период "подъема" сокращается и быстрее сменяется постинтоксикационной дисфорией и астенией.

"Ширка" обладает свойством вызывать сильную зависимость, неодолимое влечение, а злоупотребление ею влечет за собой выраженную деградацию личности и представляет особую социальную опасность.

При развитии наркомании вливания "ширки" начинают повторяться на протяжении 1 дня. Довольно быстро растет и суточная, а затем и разовая доза [Битенский В.С., 1987]. Абстиненция проявляется не только тяжелой дисфорией, когда злобность с агрессивностью сочетается с тревожной подозрительностью, но и последующей тяжелой астенией и сонливостью, вплоть до оглушения и субступорозного состояния. Даже через месяц после прекращения приема сохраняются вялость, апатичность, неконтактность, неспособность к устойчивой целенаправленной деятельности; подростки туго соображают.

Среди неврологических нарушений по мере развития наркомании появляются смазанность речи, интенционный мышечный тремор, пошатывание при ходьбе. Вызываются патологические стопные рефлексы, а сухожильные сперва повышаются, затем снижаются.

Психические расстройства включают психопатизацию по эпилептоидно-неустойчивому типу [Личко А.Е., 1983, 1985] и признаки психоорганического синдрома.

Психопатизация проявляется асоциальным поведением: уклонением от учебы и труда, делинквентностью, пренебрежением законами и правилами, стремлением к немедленному удовлетворению возникших желаний, полным безразличием к интересам других, быстрым пресыщением того, что первоначально привлекало, с чувством скуки и раздражения. К замечаниям и похвалам становятся равнодушными, к критике – нетерпимыми, к какой-либо устойчивой работе – неспособными, к близким не испытывают привязанности. Вместе с тем витальные влечения могут быть усилены. Поведение в целом определяется желаниями и настроением, а не здравым смыслом.

Психоорганический синдром включает такие признаки, как нарушение концентрации внимания, ослабление памяти, истощаемость при малейших умственных нагрузках, неспособность быстро ориентироваться в меняющейся обстановке. Мышление замедленно, соображают с трудом, но вместе с тем выступает тенденция к чрезмерной детализации, погрязают в мелочах.

Выраженная наркомания способна сформироваться за несколько недель злоупотребления, а 2-3 мес. бывает достаточно для развития описанной токсической энцефалопатии, психопатизации и психоорганического синдрома.

Вызвать врача-нарколога на дом, получить консультации по услугам клиники Наркоцентр и решить вопрос о необходимости госпитализации можно по телефону:

8(495)774-74-95 (круглосуточно)

Помогите себе или своим близким! Обратитесь к врачу, чтобы избавиться от зависимости!